Фотография: анализ художественной образности

Чтобы говорить об анализе художественной образности, следует сначала дать определение тому, что мы собираемся анализировать. Итак, что же такое «художественная образность» в фотографии? Многочисленные учебники по искусствоведению забросают вас такими терминами, как «эстетически воздействующие объекты», «категории творчества», «единство субъективного и объективного» и т.д. и т.п. – все это, по сути, попытка объяснить одни малопонятные слова с помощью других слов, обладающих столь же туманным смыслом.

Нам же важно знать, что художественная образность – это суть отличия искусства как такового, Фотографии с большой буквы, от механической фиксации происходящего. Она – тот самый магический элемент, который отличает настоящее фототворчество от бытовой фотографии.

Более того, художественная образность – это еще и своеобразная шкала, по которой возможна (по крайней мере, в субъективном плане) оценка значимости каждого конкретного снимка. В работах классиков, мастеров фотографии, как признанных и прославленных, так и не известных широкой публике, эта образность достигает невероятного уровня глубины (или высоты, как кому нравится). С другой стороны, она может напрочь отсутствовать в так называемом «креативном фото», бессмысленным глянцем которого залиты ныне почти все фотосайты.

Если суммировать все вышесказанное, то можно сделать вывод, что художественная образность является тем фактором, который придает кадру статус «произведение искусства».

Любая фотография несет в себе сообщение. Иногда это буквальный смысл: фотография означает именно то, что на ней изображено. Например, бытовое фото с его многочисленными вариациями на тему кота, ковра и отдыха на море начисто лишено глубины – места, события, люди, животные и предметы значимы лишь для самого фотографа.

 Фотография становится актом творчества лишь в том случае, когда ее можно «прочитать», т.е. когда в ней присутствует не только то сообщение, что лежит на поверхности, но и смысловая глубина. Подлинные шедевры имеют множество уровней их прочтения, и именно поэтому они становятся классикой: сколько бы ни прошло времени с момента их создания, к ним не потеряют интерес, ведь их можно рассматривать бесконечно, находя все новые возможности для трактовки изображенного.

Цитируя А. Картье-Брессона (без цитаты из этого мэтра наша статья была бы слишком легковесна, ведь писать в наше время о фотографии без упоминания о Картье-Брессоне – просто нонсенс какой-то :) ) «…факт сам по себе неинтересен. Интересна точка зрения, с которой автор к нему подходит».

Речь здесь идет о том, что выхваченное нажатием кнопки изображение оживает только тогда, когда в создании снимка ключевую роль сыграло авторское виденье. То, что фотограф очерчивает рамкой объектива, становится искусством благодаря той доле субъективного, творческого, индивидуального подхода к изображаемым объектам, что привносит автор.

Итак, художественная образность, то есть глубина и «многослойность» заложенных в фотографию эмоциональных и символических смыслов, является прямым следствием авторского подхода. Этот подход – ни что иное, как творческая интерпретация реальности, умение вычленить необходимые элементы изображения, отсечь, связать друг с другом и с окружающим пространством.

Авторская интерпретация реальности (как подлинной, так и виртуальной), лежащая в основе художественной образности, может и должна быть прочитана. Анализ образности фотографии – это возможность увидеть фото по-настоящему, получить от него более насыщенное и интенсивное наслаждение, проникнуться тончайшими гранями таланта фотографа, уметь выделить из безумного количества фотоматериала талантливые работы, и, наконец, научиться понимать собственные снимки.

Разумеется, область интерпретации визуального ряда всегда была территорией субъективного, то, тем не менее, существует определенные признаки, на которые стоит обратить внимание в первую очередь. Причем на первый план здесь выходят не технические моменты (которые, безусловно, очень важны), а художественная составляющая фотографии. Итак, следует учитывать следующие критерии образности:

  1. Композиционная гармоничность (распределение форм и цвета в пространстве);
  2. Взаимоотношения объектов в кадре (стилистическое единство и ритмическая организация);
  3. Ассоциативные отсылки;
  4. Тональность  эмоционального послания;
  5. Отсутствие или наличие смыслового сообщения;
  6. Присутствие и количество сюжетных линий;
  7. Оригинальность авторского взгляда.

Разумеется, данный список не является некой догмой, и при интерпретации произведения искусства допустима широкая вариативность в выборе подходов к анализу художественной образности. Тем не менее, эти критерии обеспечивают комплексный подход к трактовке фотографии, в котором учитывается максимум важных аспектов, позволяющих раскрыть эмоциональную и символическую наполненность произведения.

В качестве примера хотелось бы привести работу египетского фотохудожника Юсри Арефа (Yousry Aref).

Первое, что бросается в глаза – абсолютная гармония форм тела танцующей девушки и окружающего ее ландшафта. Изгиб края белых брюк танцовщицы у поднятой стопы почти совпадает очертаниями с находящимся на том же уровне, но на заднем плане, изгибом почвы на склоне снежного холма. Этот же изгиб еще раз повторяет овал колена той же ноги. Любопытно, что овальные линии на земле у холма обрамляют частично скрывшуюся за бедрами девушки яму, что подчеркивает женское начало в данной фотографии как смыслообразующее.

Фигура девушки находится на линии золотого сечения, что, безусловно, позитивно сказывается на общем композиционном впечатлении.  След от лыж или саней, идущий параллельно ее фигуре на месте приподнятой ноги, словно стремится восстановить симметричность. Однако принцип симметрии здесь выражен не через вертикали: черный горизонт силуэта гор или леса делит фото на две равные части. Горизонталь, проходящая посредине фотографии, придает небу и земле статичность, компенсирующую стремительность человеческих движений.

Ритмика трехчленной структуры пространства, с широкими зонами светлых небес и снега в верхней и нижней части фотографии, и темной полосой горизонта посредине, подчеркивается ритмикой тела: между светлыми одеждами верхней и нижней части туловища проходит более темная зона открытой поверхности кожи на талии.

Линиям присуща плавность и инертность зимнего полудня, и, в то же время, динамизм, выраженный через жест танцующего тела. Этот контраст между медленным и порывистым запечатлен и в необычном подходе к изображаемому объекту: подобные фотографии танцующих без обуви в легких, белых одеждах девушек обычно снимают среди дюн пустыни, а не на снегу. Да и сам экстатический жест танцовщицы, запрокинувшей голову к небу и руками словно стремящуюся обнять прячущееся за облаками солнце отсылает нас к стилистике, ассоциативно связанной с мусульманским Востоком, и уж точно – с другими климатическими условиями. Определенно, в замысле автора перенести изобразительный сюжет, традиционный для одной географической зоны, присутствует неподдельная оригинальность.

Автор сумел добиться того, чтобы экспрессивное начало, выраженное через динамизм человеческого тела, линий облаков, сходящихся к центру над головой танцовщицы и размашистых полос на снегу, находилось в тесном сопряжении взаимодействия со статикой перспективы. Так, с помощью художественных средств выражения, фотохудожник показал дихотомию и взаимопроникновение состояний статики и динамики во внутреннем и внешнем мире.

 Руслан Кулешов, кандидат культурологии

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s